Знаменитые зеркала: кто кого нарисовал и как смотреть?

Всемирная «картинная галерея» насчитывает  сотни мистических полотен. Да и чего стоит картина без «двойного дна», предыстории, загадочных прототипов или еле заметной улыбки? Можно бесконечно долго перечислять шедевры «искусства с подтекстом», составить топ-50 или даже топ-100 загадок живописи, а можно просто прошептать: Ян Ван Эйк и Диего Веласкес. Не понимаете, в чём соль? В зеркалах — и сегодня мы приоткроем вам завесу тайны.

Ван Эйк, или Смотрите в центр картины

(Ян Ван Эйк «Портрет четы Арнольфини», 1434 г.)

(Ян Ван Эйк «Портрет четы Арнольфини», 1434 г., фрагмент)

 

Мы не будем шутить над тем, что у Ван Эйка все лица (даже женские) похожи на лицо «сами поняли кого», хотя удержаться сложно. Это видение пришло только сейчас и, скорее всего, эту тайну разгадают уже наши дети (возможно, Ван Эйк знал немного больше). А вообще, картина называется «портрет черты Арнольфини». Не сочтите за неуважение к творцу, но, не вдаваясь в то, что всё равно редко кто запоминает (год картины, имена персонажей и тонкости мастерства), перейдём сразу к трём ключам понимания полотна: кто нарисовал, кого и как смотреть?

Кто?

Естественно, Ван Эйк. На других подобных полотнах художник всегда остаётся в тени, однако, в случае Ван Эйка — «мы его не видим, а он есть». Смотрите  в центр, в зеркало на стене. Видите людей в красном и синем? Критики сходятся во мнении, что в синем (да-да!) сам Ян Ван Эйк, а рядом с ним, вероятно, его прелестная спутница. Что ещё сообщает нам о том, что это не просто мужчина, который пришёл поздравить молодожёнов с праздником, а художник? Конечно, надпись над зеркалом! В «приблизительном» переводе она звучит как «Ян Ван Эйк был здесь». Значит ли это, что надписи на заборах пишут последователи Великого?

Кого?

В центре изображена молодая чета- первый двойной потрет в европейской живописи. Тут, казалось бы, всё более чем прозрачно. Но зачем нам эти два человека в одеянии цвета моря и крови? Мнения критиков разделились. Вы можете примкнуть к тем, кто видит скрытый подтекст: на пороге может быть Ван Эйк, который пришёл к чете исполнить роль священника и зарегистрировать брак подписью (которая над зеркалом), могут быть изображены свидетели того же брака. А можете разделить видение тех, кто верит в реалистичность изображения: люди зашли, замерли (раз уже влезли), он их и пририсовал, а потомки пусть разбираются.

Как смотреть?

Смотреть стоит из центра, и крутиться на 180 градусов. Предположим, что вы стоите перед картиной, а Арнольфини смотрят на вас — тогда Ван Эйк со спутницей (или просто свидетели) входят за вами в дверь. Благодаря средневековому таланту Яна, почувствуйте себя внутри происходящего, и, даже если придёте в Лондонскую национальную галерею без подарка, поздравьте чету с бракосочетанием!

Диего Веласкес, или Что видят те, кого рисуют?

(Диего Веласкес «Менины» («Королевская семья», «Семья Филиппа IV»), 1656 г.)

(Диего Веласкес «Менины» («Королевская семья», «Семья Филиппа IV»), 1656 г., фрагмент)

 

Смотрим крайне внимательно: Диего показывает фокус с порталами задолго до того, как их придумали. Если Ван Эйк создал первый двойной портрет, то кисти Веласкеса принадлежат сразу несколько новшеств, за что в нашем веке он точно бы получил премию «Прорыв года». Во-первых, он дерзнул изобразить себя рядом с королевской четой и инфантой (которая, к слову, пережила художника только на 13 лет), карлика (он был крайне человечным художником) и, так же, как и Ван Эйк, пригласил зрителя проникнуть внутрь картины, но зашёл в этом гораздо дальше. Итак, перед вами картина «Менины»:

Кто?

Так, кисточка в руках у художника — пока что всё логично. Но почему художник находится внутри картины? Это сам Диего или второй художник, которого изобразил находящийся за кадром Диего? Не переживайте: с полотна на вас смотрит действительно сам Веласкес, но и в реальности картину пишет он же. Кого тогда пишет изображённый художник? Тех, кто находится перед ним, а их мы можем увидеть в зеркальном отражении. Окончательно запутались? Сейчас проясним.

Кого?

У каждого из двух художников есть своя картина. Изображённый художник пишет портрет испанской королевской четы Габсбургов: Филлиппа IV и его жены Марианны. Их мы видим в зеркале в центре картины. Сам Диего Веласкес пишет всех тех (в том числе и себя), кто вошёл в комнату: инфанту Маргариту и её менин. Как оказалось, всё не так уж и сложно.

Как смотреть?

По задумке художника вы, опять же, находитесь в центре: перед вами будущее Испании, за вами — настоящее. Только смотрите, пожалуйста, откуда- то со стороны, а то Веласкесу придётся сделать невозможное: воскреснуть и дорисовать вас где-нибудь между Филиппом и Марианной.

Также очень хочется провести параллель между инфантой и малышкой Хлоей и надеяться, что такое сравнение не оскорбит чувства ценителей искусства и знатоков истории, а только подарит хорошее настроение:

(Диего Веласкес «Менины» («Королевская семья», «Семья Филиппа IV»), 1656 г., фрагмент)

(Мем «Озадаченная Хлоя»)

Image

Автор: Алеся