Первый серийный убийца в истории — Синяя Борода. Правда или вымысел?

Столетняя война породила ненависть, боль, страдания и барона Бретонии Жиль де Ре. Своей выдающейся военной карьерой он был обязан товарищу по оружию, Жанне Д’Арк. Историки не раз спорили о личности графа и пришли к выводу, что за тенью военных достижений и дружбы с Жанной проглядываются тайные эпизоды его жизни. Мировая слава о жестоких убийствах более ста детей возвела его, можно сказать, на «почётный» пьедестал среди серийных убийц, он стал первым маньяком в истории человечества.

Начало жизни Жиля де Рэ было отмечено трагедией. Оба его родителя умерли в 1415: его отец, Ги де Лаваль, умер в результате несчастного случая — на охоте (в тот день де Рэ стал свидетелем страшных мук отца). Мать французского лорда, Мари де Краон, умерла по неизвестным истории причинам, но, как и отец, на руках юного Жиль де Ре.

Воспитывал его дед по материнской линии, Жан де Краон. В молодости де Рэ прославился импульсивным человеком, что позволило ему стать хорошим воином, которому не было равных на поле боя.

В 1429 году, когда на сцену жизни молодого де Ре вышла знаменитая Жанна Д’Арк, разглядевшая в талантливом воине своего соратника и друга, она тотчас назначила лорда личным телохранителем. Два славных воина бок о бок воевали и одерживали победу за победой. Одной из самых крупных стала победа при снятии осады Орлеана. Именно тогда Жиль де Ре был назначен маршалом Франции.

Военную карьеру он закончил уже после смерти Жанны д’Арк в 1431 году. Длительное время он провел в своем имении, которое на тот момент считалось одним из самых богатых во в Западной Франции. Де Рэ потратил свое состояние опрометчиво, заплатив огромные деньги за украшения, слуг, постановку музыкальных и литературных произведений. Продажа владений финансировала его расточительный образ жизни, что вызвало пренебрежение и ссоры с остальными членами своей семьи, особенно с Жаном де Краоном, который демонстративно оставил свой меч и доспехи младшему брату Рене, когда умирал в 1432 году.

В последующие годы де Рэ увлекся религией и ударился в свое собственное «спасение». В 1433 году он финансировал строительство часовни «на блаженство своей души», которую он назвал часовней святых невинных младенцев, жизни которых, как утверждают историки, были отобраны самим де Ре. Религия не останавливала его в ходе изучения оккультных наук — и вскоре оккультизм стал частью его жизни. Алхимия и колдовство не приносили дохода и, спустя время, финансовое положение Жиля также стало весьма плачевным.

Между тем, слухи распространялись очень быстро, и вскоре церковь стала подозревать барона Бритонии в причастности к пропажам детей близ его замка. Дети пропадали с регулярным постоянством, и многие исчезновения, казалось, были непонятным образом связаны с деятельностью де Ре и его слуг. Некоторые родители свидетельствовали против обитателей замка и его хозяина: Епископ Франции, Жан де Малеструа даже инициировал расследование по факту пропаж детей — дело дошло до суда. К тому моменту близ окрестностей замка уже довольно распространились слухи о весьма странных пристрастиях Маршала – жестоких убийствах девочек и мальчиков 10-15 лет. В ходе судебного разбирательства свидетели выступали против де Ре. Его слуги были замечены в момент погребения десятков трупов детей в одном из его замков. В 1437 семьи пострадавших жили в страхе перед бароном, а социальный статус не позволял вести активные действий против маршала. Де Ре наслаждался свободой еще вплоть до сентября 1440, когда он убил священника во время спора. Его осудили за убийство и предъявили обвинение за ряд преступлений: ереси, содомии и убийства более 100 детей.

Под угрозой пыток, де Ре признал свою вину и описал каждый из случаев ритуального убийства детей. Дети похищались слугами в течение 10 лет и были зверски замучены в подземельях старого замка с целью жертвоприношения личному демону де Ре.

Жиля де Ре приговорили к смертной казни — одновременному сожжению и повешению. Приговор привели в исполнение в Нанте 26 октября 1440. Де Ре каялся и смотрел смерти в лицо. Это, как ни странно, принесло ему посмертную известность как образца христианского покаяния. После его смерти соблюдался Трехдневный пост. Впоследствии, родители города Нант праздновали смерть де Ре. Они пороли детей розгами в попытках убедить их, таким образом, в серьезности грехов, в которых каялся кровавый Маршал. Эта практика, как полагают многие историки, жила и процветала в течение столетия после его смерти.

В современное время многие ставят под сомнение факты: являлся ли де Ре тем самым душегубом, и правдивым ли был приговор? Ведь признание из Жиля было выбито в ходе жестоких пыток. Большинство историков, которые исследовали доказательства, приведенные в суде над де Ре, по-прежнему считают, что он действительно совершил эти зверства.

 

Image

Автор: Багажъ