Российская помощь Сирии: бряцанье оружием или далекая «газовая» перспектива?

После того, как силам Исламского Государства был нанесен сокрушительный урон, в середине декабря 2017 года начался вывод большей части российских военных из Сирии. Несмотря на то, что в Сирии действовали коалиционные силы многих государств, именно российские ВКС и силы спецназа могут заслуженно считать, что они внесли основную лепту в победу над террористами – это неоднократно подчеркивал президент Сирии Башар Асад в своих интервью и выступлениях перед журналистами.

По мнению многочисленных либералов и противников официальной политики Кремля, операция в Сирии стала слишком большим бременем для бюджета и налогоплательщиков. Они уверены, что официальная Россия только показала всему миру свою агрессию, а помощь «диктаторскому режиму» Башара Асада обошлась стране в сотни миллионов рублей.

На самом деле интересы России в этом регионе жизненно важны — и Москва просто обязана была их защитить. Все дело в поставках природного газа в Европу, практическую монополию на которые удерживает РФ. Еще в 2000 году правительство Катара заявило о том, что намеревается инвестировать сумму в $10 миллиардов в строительство газопровода, по которому катарский газ будет транспортироваться в Европу. Газопровод должен был идти двумя ветками: Саудовская Аравия – Кувейт – Ирак и Саудовская Аравия – Иордания – Сирия, после чего обе ветки вошли бы в газотранспортную систему Турции.

Несмотря на ряд недостатков, проект был признан перспективным по целому ряду причин. Во-первых, появление нового игрока на газовом рынке Европы всерьез поколебало бы позиции Газпрома и России в целом, так как суннитские монархии Залива, к которым относится и Катар, уже давно доказали, что следуют в кильватере политики Белого Дома и будут готовы на все, чтобы потеснить Россию на европейском рынке.

Во-вторых, именно Катар является одним из ведущих спонсоров терроризма. Об этом свидетельствует дипломатический скандал лета 2017 года, когда сразу несколько арабских стран расторгли отношения с Катаром и отозвали из страны своих дипломатов.

Ключевой фигурой в этой партии являлась Сирия: именно по ее территории должна была пройти финальная часть одной из веток газопровода, но Башар Асад официально объявил о том, что его страна отказывается от участия в проекте, так как он затрагивает ключевые интересы России, являющейся давней союзницей Сирии. При этом Дамаск заключил меморандум с Тегераном о поставках иранского газа в Европу, что вызвало неприкрытую ярость суннитских монархий залива, считающих шиитский Иран своим злейшим врагом.

Итогом поддержки Асада российских интересов стала гражданская война в Сирии. США, заинтересованные в диверсификации газовых поставок в Европу, умело воспользовались тяжелой экономической ситуацией в Сирии, вызванной трехлетней продолжительной засухой и проблемами внутренней миграции — и буквально взорвали страну изнутри. Более того, Штаты тут же заявили о том, что режим Асада является диктаторским и автократичным — и стали на сторону оппозиции, открыто снабжая ее оружием и боеприпасами. После того, как отряды ИГИЛ (террористическая организация запрещенная на территории РФ) начали войну с регулярной армией, военное участие США свелось к вялым авиаударам по позициям террористов и частым – по позициям правительственных войск. Лишь развертывание в Латакии российских противовоздушных ракетных комплексов С-400, не имеющих аналогов в мире, позволило поставить «зонтик» над сирийскими позициями и защитить их от ударов американской авиации.

Одним словом, все это лишь доказывает то, что гражданская война в Сирии имеет явный американский след, и задача США заключалась в том, чтобы подорвать позиции России в Европе с помощью катарского газа. Башар Асад сделал все, чтобы защитить экономические интересы своего союзника – в противном случае Россия потратила бы не миллионы рублей на помощь Дамаску, а понесла бы миллионы долларов убытков от конкуренции с Катаром.

 

Image

Автор: Александр Матросов